Немного истории деревни Ямка

С восточной стороны острова Кижи расположен один из исторических населенных пунктов округи – деревня Ямка. Первое историческое упоминание деревни было в 1563 году; она была в составе владений боярина Никиты Афанасьева и упоминалась в Писцовых книгах Обонежской новгородской пятины. В то время деревня называлась Трофимольская. В течение веков деревня не раз сменила свое название. В 1616 году в период Смутного времени ее разоряют, позже она восстанавливается. На восстановление деревни первый пришел крестьянин Истомко Васильев Ольхин; деревня Трофимольская после этого получила название «Ольхино». По сей день, потомки этого крестьянина живут в окрестностях Кижи, в одной из деревень. Название «Ямка» деревня получила в начале прошлого столетия. В XV- XVII вв. эта была крохотная деревенька в несколько дворов, а к XVIII веку там уже было до 14 дворов, и так было плоть до начала ХХ века. На рубеже XIX-XX веков там проживало 79 человек. В основном занятия жителей - это рыбный промысел и земледелие. Сенокосные угодья располагались на соседних небольших островках, а основная часть полей – на острове Кижи. В деревне в крестьянском хозяйстве большим подспорьем служили промыслы; несколько мужчин в селение владели столярным ремеслом, кто-то уходил на заработки в Петербург.

Читать дальше...




Летний музей «Кижи» — 2010

8 октября в 14 часов в лекционном зале острова Кижи, расположенном в Петрозаводске на улице Федосовой, состоялась Творческая встреча, которая подвела итоги работы в 2010 году летней этнографической школы, организованной музеем-заповедником деревянного зодчества «Кижи» и Детским музейным центром, входящим в состав заповедника. На встречу съехались участники проектов и руководители из 12 групп, представляющих различные регионы нашей страны, в том числе и саму республику Карелия. Помимо ребят, во встрече приняли участие также сотрудники музея-заповедника «Кижи», а также представители образовательной и культурной сферы Петрозаводска.
Каждая группа, принимавшая участие в выездных летних практиках, представила результаты своей проектной деятельности в творческой форме, по итогам была организована выставка детских работ «Кижское лето 2010».
Участники творческой встречи подвели итоги проходивших летом конкурсов, победителям этих конкурсов вручили дипломы, а также всем – свидетельства участников летней экскурсии – практики.

Читать дальше...




Итоги студенческого лета на острове Кижи

18 октября в 14.00 в Лекционно-выставочном комплексе музея-заповедника "Кижи" (ул. Федосовой, 19) состоится Творческая встреча по итогам музейно-образовательного проекта "Летний университет на острове Кижи" 2010 года, где будут подведены итоги восьмого образовательного сезона, вручены дипломы победителям конкурсов, свидетельства участников выездной экскурсии-семинара.

В 2010 г. Летний университет (ЛУ) продолжал работу по 2 направлениям - студенческие практики и повышение квалификации специалистов сферы образования и культуры.

Читать дальше...




Кижи будут открыты для туристов круглогодично

29 сентября в Петрозаводске глава республики Карелия Андрей Нелидов заявил, что планирует сделать Кижи открытыми для туристов в любое время года. По его мнению, потенциал этого памятника деревянного зодчества раскрыт еще не полностью с точки зрения туристического потенциала острова.

Читать дальше...




В музее «Кижи» открыта выставка «Крестьянский лён»

Выставка посвящена традиционной культуре выращивания и обработки льна, родившейся в глубокой древности и бытовавшей на территории Карелии почти до середины XX века. Искусство возделывания льна и изготовления из него разнообразных вещей, необходимых в хозяйстве, всегда считалось важнейшим крестьянским умением. Из льняных тканей шили одежду для будней и праздников. Без льняных вышитых полотенец не обходилось ни одно значимое событие в жизни человека. Ветер надувал льняные паруса, льняные сети снабжали семью рыбой; веревки, мешковина, пакля, льняное масло обеспечивали ежедневные потребности крестьян.

Читать дальше...




Дом крестьянина Елизарова

Этот дом был перенесен в музей из находившейся на Большом Климецком острове, расположенном близ острова Кижи, деревни Потаневщины в 1961 г. Реставрацией дома руководил архитектор А. В. Ополовников. Дом представляет собой еще один вариант жилища крестьян Заонежья. Как и в доме Ошевнева, хозяйственные и жилые помещения в доме Елизарова располагаются под общей крышей асимметричной формы. Но, в отличие от первого, во втором - единственный жилой этаж, расположенный на высоком подклете. В число основных жилых помещений входят сени, изба, а также два чулана, расположенные в сенях напротив избы. История постройки дома сложна и на сегодняшний день до конца еще не изучена. Время постройки либо перестройки избы, являющейся жилой частью дома Елизарова, эксперты относят к 1880 г., а сеней с чуланом, согласно данным анализа древесины, - к концу 1860-х гг. Такая значительная разница во времени постройки отдельных частей дома предположительно объясняется пожаром, следы которого остались в одном из чуланов строения. Пожар, по всей видимости, уничтожил избу, но не затронул чуланов и сеней, и хозяева к уцелевшей части жилища заново пристроили жилое помещение. Некоторые детали старой жилой части отделаны более тщательно и изысканно: в сенях дверные косяки и потолочные балки декоративно профилированы, у лавок в чуланах имеются резные ножки. В двадцатые годы XX в. над сараем было достроено дополнительное помещение - сарайная горница. Постройка данного жилья была связана с необходимостью выделения места для проживания увеличившейся семьи брата владельца дома. Свое хозяйство братья Григорий и Константин Елизаровы вели вместе, но жить в одной избе стало тесно и, чтобы не строить еще один дом, братья использовали часть сарая для устройства еще одной избы.

Внешне дом Елизарова отличается лаконичным декоративным убранством, сохраняющим, несмотря на это, традиционные для жилища крестьян Заонежья конструктивные детали: балкон-гульбище, декоративный балкон на главном фасаде. За декоративным балконом жилое помещение отсутствует, есть только чердак. Кроме задачи предотвращения деформации верхней части фасада на балконе, согласно рассказам хозяев дома, развешивалось вяленое мясо или рыба - традиционный обычай всего Заонежья. Стиль дома складывается на контрасте массивных бревенчатых стен и довольно скромных, но часто встречающихся в этих местах Карелии наличников. К внутренним помещениям дома ведет высоко размещенное на столбах крыльцо, через него можно пройти в сени, а уже через них - в избу.

В доме Елизарова изба длительный период времени топилась «по-черному», то есть у большой русской печи отсутствовала труба и дым из печного устья выходил в помещение, поднимался вверх к потолку и выводился наружу с помощью дощатой трубы-дымницы. Над печью в потолке и сейчас можно увидеть отверстие квадратной формы с прокопченной дверкой. На Севере курные избы существовали очень долго и были широко распространены еще в начале XX в. Это нельзя расценивать как подтверждение технической отсталости региона. Предпочтение по современным представлениям крайне неудобной системы отопления имело причиной определенные преимущества курной избы. Согласно свидетельствам местных жителей, топившаяся «по-черному» печь была значительно экономичнее, а изба - значительно теплее. В курной избе, как правило, жучок-древоточец не заводился. Дым скапливался под потолком, который устраивался на высоте четырех метров, а так как хозяйки топили печь рано, когда семья практически вся спала, то поднимающийся от печи к потолку дым не очень беспокоил жителей. Не было в курных избах и «засилья» копоти: еженедельно в субботу хозяйка дома тщательным образом мыла не только пол, но и стены до уровня, где во время топки печи стоял дым. Два раза в год на Пасху и на Рождество устраивалось «большое избомытье» — скоблились и мылись не только полы и стены, но и потолки. Главной причиной, которая побудила крестьян отказаться топить «по-черному», было желание хозяев приблизиться к городскому образцу. Но о любви к теплой черной печи напоминают бани, до сих пор топящиеся во многих местах Заонежья по-черному. Внутреннее убранство дома Елизарова напоминает во многом интерьер дома Ошевнева. Крестьянская изба всегда отличалась веками сформировавшимися традициями, продиктованными особенностями ведения крестьянского хозяйства. Все избы справа или слева от входа оборудовались печью, напротив которой располагался красный угол с иконами, полками-воронцами и полками-надлавочницами с простой деревенской утварью, вдоль стен помещения ставились лавки, стоял стол со скамьями. Отличия были связаны со спецификой хозяйственных работ, проводимых крестьянами в разные периоды года.

Убранство дома Елизарова также имеет собственные отличия. В доме отсутствует горница, из сарая дверь ведет во вторую избу, построенную в более поздний период - в начале XX в., где расселилось семейство брата хозяина после разделения семьи. Из сеней через две двери можно пройти в чуланы, служившие для хранения в них продуктов, одежды, а также различного бытового инвентаря. В теплое время года левый чулан мог использоваться в качестве жилья, в нем находится кровать. В избе мало медной посуды, отсутствуют дорогие покупные вещи. Тут можно увидеть предметы, отсутствующие в доме Ошевнева: прямо напротив печи на стену повешен расписной шкафчик, служивший для хранения в нем парадной чайной посуды, использовавшейся лишь в случаях пребывания в доме гостей. В углу находится блинный столик. Около красного угла на лавке стоит сетевязная прялка. Зимой она использовалась для вязания сетей. На полу около нее расположен светец с лучиной. Тут же стоит самопрялка, применявшаяся для прядения льняных нитей, а на кровати находится цветное «рибушное» одеяло, ткавшееся с помощью расположенного неподалеку ткацкого стана.

В шестидесятые годы XIX в., во время постройки дома, численность семьи Елизаровых составляла девять человек. Семью Елизаровых по состоянию ее крестьянского хозяйства можно отнести к довольно «прожиточным» крестьянам: помимо дома, семья владела единственным двухкамерным амбаром в деревне, хозяйство насчитывало 7 коров, 4 лошади, 10 овец. Последний хозяин дома Константин Алексеевич Елизаров репрессирован в 1938 г., а его младший брат Григорий, рабочий одного из заводов, жил главным образом в Петербурге и только изредка приезжал в деревню. Григорий Алексеевич Елизаров умер в блокаду Ленинграда.

В доме Елизарова главное место отводится хозяйственным помещениям. Хозяйственная часть имеет два этажа и очень просторна. На первом этаже расположен скотный двор и хлева. Именно здесь была самая уязвимая часть строения - повышенная влажность и высокая температура была причиной порчи нижних венцов, требовавших периодической замены. Вот почему срубы хлевов возводились автономно, а второй ярус хозяйственной части опирался на столбы-«быки».

Второй этаж является сараем, в котором расположилась выставка, посвященная строительству традиционной для Заонежья лодки-«кижанки». Восстановлена обстановка деревенской судостроительной мастерской с рабочим местом мастера, старинным инструментом, лодкой на стапельном месте.

Подклет дома Елизарова выполняет роль небольшого амбара, использовавшегося для хранения зерновых. Войти в амбар можно с основного фасада здания. Здесь проведена реконструкция традиционного интерьера.

Неподалеку от дома Елизарова на берегу озера расположена баня, перенесенная сюда из Усть-Яндома, еще одной онежской деревни. Баня построена в начале XX в., в 1970 г. перевезена в музей и восстановлена благодаря архитектору А. В. Ополовникову. Эта постройка похожа на баню у дома Ошевнева и является широко распространенным типом бани с предбанником. Рубленный «в обло» сруб покоится на забирке из камня и покрыт безгвоздевой двускатной крышей. Внутри бани устроен обычный для построек данного типа интерьер.